Константин Меладзе: «Форматная музыка многим надоела»

Пресса
Константин Меладзе: «Форматная музыка многим надоела»

Третий сезон проекта «Фабрика зірок» оказался гораздо ярче и фееричнее предыдущих. Что же в нем такого интересного? Почему нынешнее шоу настолько отличается от двух других? Разительные перемены произошли в проекте, когда на должность музыкального продюсера был приглашен Константин Меладзе. О секретах «фабричной» жизни – откровенное интервью главного человека проекта.
- В «ФЗ-3» больше харизматичных девушек или парней?

Так уж вышло, что на кастингах нашего проекта было больше интересных девушек. Хотя парни тоже подобрались изумительные, но ярких девушек было просто в избытке. Мы отказали замечательным, на мой взгляд, претенденткам только потому, что могли взять в шоу лишь восьмерых.

- В третьей «Фабрике» появились ребята из категории «неформат», который плохо продается на музыкальном рынке…

«Форматная» музыка, как принято ее называть, уже многим надоела. Скоро, я уверен, люди начнут испытывать потребность в новых жанрах, новых красках. Так что «неформатных» ребят мы взяли, что называется, на перспективу.

- Два «фабриканта» – Стас Шуринс и Таня Воржева – ведут дневники. Может, и вы тоже?

У меня на это нет времени. Но можно сказать, что песни, которые рождаются на проекте, своего рода музыкальный дневник. В них отражается то, что происходит в шоу.

- Некоторые участники, как Шуринс и Санта, очень обижаются на замечания жюри. Считаете, эта самоуверенность пойдет им на пользу?

Это нормальная реакция. «Фабриканты» так и должны реагировать на критику специалистов. Даже если они выражают недовольство, все равно в их подсознании слова жюри останутся. Вот если бы относились безразлично к словам профессионалов, это было бы очень плохо.

- В ходе бесед с «фабрикантами» вам удалось повлиять на кого-то?

Переубеждение и воспитание происходит на практике. Еженедельная подготовка к гала-концертам, разучивание песен, работа над хореографией, умением давать интервью, одеваться так, как нужно, не только на сцене, но и в Звездном доме, – это и есть практическое воспитание артиста. Этап теории ребята прошли еще до «Фабрики». А на проекте они занимаются практическими науками. И с каждой неделей продвигаются и развиваются очень сильно. Потому что ничему лишнему в Звездном доме их не учат. Им преподают только то, что действительно необходимо артисту.

- Вы порой подключаетесь к обсуждению, решению эмоциональной проблемы участников проекта?

Конечно, иногда вмешиваюсь. Я стремлюсь сделать так, чтобы «фабрикантам» ничего не мешало. Сложностей много. Ребята устают, живут в замкнутом пространстве, постоянно контактируя друг с другом. Понятно, что это порой приводит к конфликтам, депрессиям. Когда конфликтные узлы «созревают», я стараюсь по мере сил их развязывать. Отстраивать, решать проблемы, в том числе и бытовые. Знаете, когда «фабриканты» только вселились в Звездный дом и я пришел к ним, первое, что сказала мне Ева Бушмина: «У нас в туалетах не хватает ершиков». Я ответил, что лично решу этот вопрос. (Улыбается)

- Трудно подобрать исполнителя для каждого?

В шоу есть своеобразные люди, например, Алексей Матиас. Артистов, в дуэте с которыми он был бы органичен, сегодня и в мире немного, а уж в Украине и того меньше. Поэтому мы изрядно поломали голову, подбирая для Леши песню. В итоге придумали ему сольный номер – он выступил с композицией Джорджа Майкла «Jesus to a child». В идеале, конечно, хотелось бы, чтобы парень спел в дуэте с этим артистом. Но Джордж Майкл к нам, к сожалению, приехать не может. Поэтому Леха спел вместо него. (Улыбается)

- Кто больше всех расстроился поповоду срыва выступления с конкретным артистом?

Больше всего огорчился Виталий Чирва. На одном из гала-концертов он должен был петь с Александром Пономаревым, но из-за занятости артиста пришлось все переиграть, и Виталий вышел на сцену с Евгенией Власовой. Хотя потом, после выступления, Чирва меня тысячу раз благодарил за дуэт с Евгенией.

- Помогает ли Тане Воржевой сходство с Анжелиной Джоли, а Сабрине – с Настей Каменских?

Не вижу никакого сходства Тани Воржевой с Джоли, и в шоу мы ее взяли совсем не по этой причине. А уж то, что Сабрина якобы похожа на Настю Каменских или, как говорят, Эрика – на Надю Мейхер, просто бред. Людям свойственно новые лица сравнивать с уже известными. Это пройдет через месячишко.

- Вам важно знать, что творится в личной жизни будущей звезды?

В определенной степени – да. Я ни в коем случае не лезу в их личную жизнь, но есть нюансы, которые продюсеру нужно знать. Прежде всего это касается девушек, ведь они могут уйти со сцены, чтобы посвятить себя семье. Рождение ребенка влечет за собой прерывание гастролей, в моей практике такое было. Ни их сексуальная ориентация, ни личная жизнь меня не интересует.

- В ком из участников вы в большей степени узнаете себя и почему?


Я уже так далек от себя, 20-летнего, что не помню, каким был. Помню только, что был нелюдимым, жил только музыкой. Какие-то свои черты характера узнаю в Насте Плис. Хотя эта «фабрикантка» слишком эксцентрична, иногда бывает похожа на Ренату Литвинову. Я не похож на Литвинову, это точно. (Улыбается) Общее есть у нас со Стасом Шуринсом – он тоже органичнее всего чувствует себя в музыке. А больше я, наверное, был похож на Лешу Матиаса. Не внешностью, конечно, а характером.

- Расскажите о своем «фабричном режиме».

Я приезжаю в Звездный дом, когда уже можно записывать ребят, то есть к полудню. До этого работаю над текстами – дома или в авто. А после еду в свою студию, которая находится за городом. Проект занимает все мое время, так что рабочий день сейчас длится часов по 12.

- Как вы думаете, кто станет новым кумиром молодежи?

Ситуация прояснится ближе к финалу или даже через полгода после окончания шоу. Этого нельзя спрогнозировать.


Алина Путятина, TVЭкран Источник:

#1 Комментарий от nogdeamma | Записано: 14 декабря 2009 06:59
Публикаций: 0 | Комментариев: 0
Спасибо!